Алкоголь - ПУТЬ К ОТЧАЯНИЮ

Алкоголь - ПУТЬ К ОТЧАЯНИЮ

Джордан впервые попробовал спиртное в шестнадцать лет на молодежном балу, где подавали пунш, приготовленный на крепком домашнем вине.

После первой рюмки природная стеснительность Джордана исчезла. После второй он стал невероятно остроумным, двигался легко и свободно. К полуночи Джордан был сильно пьян, однако развез по домам друзей. В свой дом он вернулся на опасно высокой скорости, и утром у него было похмелье, но незначительное — вполне приемлемая плата за вечерний успех в обществе.

Прошло четырнадцать лет. Джордан стал успешным семейным врачом, женился на любимой девушке, и у них родились четверо детей. Еще он пел в церковном хоре и преподавал в воскресной школе для подростков.

После первого знакомства с зеленым змием алкогольные привычки Джордана несколько раз менялись. Все три года в армии, куда его призвали в восемнадцать, он выпивал — нерегулярно, но крепко. В колледже каждую субботу пил с однокурсниками. В медицинском институте студенты не пили, и Джордан тоже перестал. А после тридцати он, солидный семейный человек с хорошим доходом, начал пить по выходным с партнерами по гольфу. После сорока Джордан стал пить чаще, три-четыре раза в неделю, а по выходным иногда сильно напивался. Жена Джордана активно боролась с его пьянством, и он, хоть и противился ее вмешательству, часто не пил по нескольку месяцев.

Ближе к пятидесятилетию Джордан стал прикладываться к бутылке каждый день. Он выпивал рюмочку-другую, придя с работы, и еще две-три в течение вечера. Жена билась-билась с его пристрастием, но сделать ничего не смогла и в конце концов ушла. Однако свой брак Джордан ценил выше водки, поэтому пить перестал, и жена вернулась.

Годом позже она погибла в автокатастрофе. Джордан был вынужден в одиночку заботиться о детях, о большом доме и работать — пациентов у него было много.

Не вынеся груза новой ответственности и одиночества, Джордан вернулся к старому безотказному способу снятия напряжения. Каждый вечер, придя из клиники, он готовил детям еду и хлопотал по хозяйству. А освободившись от дел, наливал себе большой стакан водки. В течение вечера Джордан выпивал еще два-три стакана и частенько засыпал прямо в гостиной.

Через два года после смерти жены Джордан выпивал больше четырех литров водки в неделю. Такое огромное количество спиртного его пугало, и он несколько раз переставал пить, но долго не выдерживал: тяга к алкоголю была всепоглощающей. Она владела его телом, мыслями, чувствами, желаниями, управляла его жизнью. Трезвый, он неотступно, ежеминутно думал о выпивке. Это непрекращающееся сражение истощало все душевные и физические силы Джордана, и когда попавшаяся на глаза реклама пива или небольшая доза спиртовой настойки от кашля ломала его сопротивление, он ощущал огромное облегчение, ибо только выпив, мог думать еще о чем-то, кроме бутылки.

Затем Джордан стал болеть. Гипертония, хроническое расстройство кишечника, боли в руках и ногах. По утрам его трясло. Он с трудом держал зубную щетку, а как только ощущал вкус зубной пасты, его рвало.

В связи с резким ухудшением здоровья огромной проблемой стала врачебная работа. Однажды, вспоминая то время, Джордан сказал мне:

— Ты никогда не сможешь представить, какие силы нужны алкоголику, чтобы работать. Когда я работал, я никогда не пил раньше половины шестого вечера. Но днем меня всегда тошнило, я чувствовал недомогание и постоянно боролся со страшным желанием выпить. Я еле-еле соображал и при этом должен был трудиться качественно и добросовестно.

Спасибо ментоловым таблеткам и доброжелательному коллеге-медику — никто из сотрудников, друзей и пациентов Джордана не знал о его проблемах с выпивкой. Во время ночных звонков от пациентов он снижал серьезность их недомоганий, поскольку не мог вести машину пьяным. Иногда выписывал лекарства и ставил диагнозы, о которых на повторном приеме не помнил. Тогда Джордан ссылался на усталость, и добрые медсестры покрывали его ошибки.

Каждое воскресенье он отправлял детей в церковь, хотя сам посещал ее крайне редко:
На богослужении я испытывал невыносимую душевную боль, — объяснил мне Джордан. — Я завидовал молящимся рядом со мной людям. Я очень хотел вручить свою жизнь Богу, но у меня не получалось...Однажды во время ночного дежурства Джордан отказал в медицинской помощи одной старушке. А днем случайно встретился на улице с ее дочерью, и та спросила, почему он такой усталый и печальный. И Джордан неожиданно для себя ответил:

— Я не могу бросить пить.

В результате этой нечаянной откровенности христиане стали сугубо молиться о Джордане, и вскоре он почувствовал острое желание жить трезво и перестал испытывать тягу. Через несколько месяцев после этого чудесного исцеления я встретил Джордана на медицинской конференции. Он рассказал мне свою историю, и я посоветовал ему подумать об участии в реабилитационной программе для врачей-алкоголиков.

Хотя Джордан и был убежден, что он никогда больше пить не станет, но мудро решил, что дополнительные меры предосторожности не помешают, и последовал моему совету. И правильно сделал: прошло еще несколько месяцев, и он испытал сильнейшую тягу, которая возникла словно из ниоткуда. Но поскольку Джордан был окружен мощной поддержкой членов группы, он первый раз в жизни устоял.

Сегодня Джордан не пьет. Его друзья и пациенты удивляются: доктор помолодел лет на двадцать. А сам он каждое утро радостно изумляется отсутствию похмельной тоски и болей:

— Голова не болит, руки не трясутся, не тошнит, и на душе спокойно.

Как и миллионы самых разных людей, попавших в плен алкоголизма, Джордан когда-то выпил в первый раз. А до этого он жил трезвой жизнью.

— Алкоголь чрезвычайно коварен, — говорит Джордан. — Болезнь подкрадывается тихо, незаметно. Жизнь трудна, постоянное напряжение, в душе тревога... А вечерком хлебнешь — и становится легче. Казалось бы, что такого? Но вдруг приходит день, когда тело и душу буквально сжигает непреодолимое желание выпить.

Джордан — один из тысяч врачей, которые постоянно балансируют между социально приемлемым пьянством и алкоголизмом. Они, как и миллионы алкоголиков, имеющих другие специальности, пьют не для того, чтобы чувствовать себя как-то особенно хорошо. Они пьют, чтобы чувствовать себя нормально. Многие из них знают, что если не прекратят пить, то неизбежно погибнут. Но воздержание от спиртного — страшнее смерти...

Что же это за пагуба такая, которая толкает наших лучших, ярчайших людей в объятия смерти? Дурная привычка? Распущенность? Безволие? Грех? Или все-таки болезнь?
Чтобы ответить на этот непростой вопрос, необходимо обладать определенными знаниями об алкоголе и о природе зависимости.

Отправить комментарий