От рождения сердце было, как... сито

От рождения сердце было, как... сито

На Волыни живет уникальная девушка. Из-за тяжелого врожденного порока сердца в Украине ее считали обреченной. И мама нашла благотворителей, которые повезли ребенка на операцию в США. С тех пор прошло почти двадцать лет. За это время жизнь Яны Зубчик из села Буцинь Старовыживского района кардинально изменилось. Она вышла замуж и уже радуется первенцем-сыном!

фото до и после - установка виниров MyDen
Выровнять незначительную кривизну зубов можно с помощью виниров, а оценить их работу можно по фото. Стоматология в Киеве предлагает для ознакомления фото до и после - установка виниров MyDent.

Те страшные годы между жизнью и смертью Яночки мама Евгения Федоровна не может вспоминать без слез. Не было минуты, чтобы не тряслась над дочерью. Врачи почти сразу после рождения напугали: в любой момент можно ожидать худшего, потому что сердечко девочки не работает, как надо. Тогда и сама стала замечать, что у дочери губы синеют, она чахнет на глазах.

Родители бросились искать спасение для ребенка. Объездили Луцк, Киев. И точного диагноза нигде установить не могли.

- Нам говорили: «Ждите операцию». И мы ничего не делали - ждали, что будет, - вспоминает мама. - Потому что тогда в Украине операции на открытом сердце были редкостью.

Уже Яне пора идти в школу. А она была такая тощая и обессиленная, что портфелик с книгами и тетрадями поднять не могла.

Ребенок ничем не интересовался, ничего не хотел... Девочка таяла на глазах, а с ней - и шансы на операцию, потому что в Институте кардиохирургии имени Амосова соглашались оперировать при условии, что ребенок будет весить хотя бы 20 килограммов. И как их было набрать, если Яна стала настолько слабой, что не только играть - есть силы не было...

Вдруг односельчанка поделилась координатами нового кардиологического центра во Львове, работники которого помогали отправить больных детей на лечение во Францию. За это шанс Зубчики ухватились, как за спасительную соломинку. Зная, что без операции в ихнего ребенка есть максимум год. К тому времени ребенку уже поставили окончательный диагноз - болезнь Фалло (тяжелая врожденная патология сердца).

- Яну поставили на очередь на операцию во Франции. Мы должны были собрать 700 долларов и ждать вызова. Даже не прошло и месяца - звонят: «Набираем группу детей на операцию в Америку. Есть место, поедете?». Конечно, говорю, едем. А у нас паспортов даже не было зарубежных. До отлета оставалось 18 дней - и мы успели сделать и документы, и визу, - рассказывает Евгения Федоровна.

В Нью-Йорке начала свою деятельность благотворительная организация «Украинский дар жизни», которую учредила наша диаспора. Зубчикам повезло, ведь полностью и проживание и лечение на себя взяли американцы. Их поселили в доме супругов Фислер - Джозефа и Бабби. Оттуда Яну везли на обследование в клинику. Уже во время первого же осмотра доктор Айзенберг (имена всех благотворителей Дольки помнят как «Отче наш») удивленно спросил: «Как же ребенок живет? У него сердце, как сито».

- В сердце Яны он насчитал аж 46 дырочек. Сказал, что с одной стороны оно слишком тонкое, а с другой - толстое. Надо срочно делать заплатку. И Яне сразу назначили операцию. Она длилась аж 18 часов, - рассказывает женщина.

Тогда во всех американских газетах писали об украинской девочке с больным сердцем. А фабрика детских игрушек выпустила для Яны именную серию плюшевых снеговичков. Все вырученные от продажи средства передали семье больной девочки.

Шли дни, а мама с тревогой смотрела на Яну. Существенного улучшения в состоянии ребенка не видела. Такая же слабая, такой же потухший взгляд. Чтобы утешить девочку, к ней приходили американские сверстники (встречи организовывала одна из школ), или просто чужие люди, которые прочитали о Яне из газет. Ее возили на различные экскурсии, устраивали развлечения.

7 мая у девочки был день рождения. К ней в клинику пришло много гостей, пригласили даже клоунов. Вроде все хорошо прошло. Ждала выписка. И на следующее утро Яна попросила маму принести ей из аппарата в фойе льда. Когда женщина вернулась в палату, ребенок лежал... мертвым.

- В отчаянии я начала кричать. Хирург Яны был именно в операционной. Ему сообщили, и он поручил заканчивать операцию другом врачу, а сам прибежал спасать нашу девочку, - вспоминает мама Яны. - Ее забрали, начали подключать к всевозможным аппаратов. Но прошло десять минут, двадцать, полчаса... Шла сорок пятая минута, как Яна лежала мертвая, врачи не могли найти сердцебиение. Послышалось. «Простите, мы сделали все, что могли».

Как мама пережила это - одному богу известно. Признается, что в те страшные мгновения для себя решила без ребенка домой не вернется. В голове крутилось: «Если смерть такая безжалостная, пусть забирает нас обоих». В отчаянии смотрела на окно в коридоре на седьмом этаже. Женщина потеряла сознание... В тот момент врачи нашли у ребенка сердцебиение.

То, в каком состоянии лежала Яна, маму шокировало: глаза вылезли, рука почернела, волосы вылезло... Медики признались, что во время реанимации ребенка клочок, который был пришит на сердце, отлетел. Казалось, перед глазами не родной ребенок лежит, а какая-то загримированная кукла из фильма ужасов... Врачи сразу предупредили Евгению Федоровну, что девочка, скорее всего, ослепнет, и мозг может не восстановиться после длительной комы. «Останется калекой», - предупреждали. «Но жива!» - отвечала мама.

А тут еще одно потрясение: почерневшая рука не восстанавливается, хотят ампутировать. Мама - в плач: «Не дам резать... Уже будет, как будет». Ей не хотелось больше мучить и травмировать Яночку, которая и так страшно натерпелась.

Девяносто дней женщина у дочери в кресле ела и спала. Однажды вышла в коридор и удивилась. Там собрались пациенты из всех палат, из разных стран, стали на колени и что-то говорили. Именно в этот момент в палату зашла Янина переводчица и спросила у женщины: «Знаешь, что люди эти делают?». «Видно, молятся, потому что на колени становятся», - ответила Евгения Федоровна. «Да, за твоего ребенка все стоят и молятся. Каждый на своем языке».

И произошло чудо! Сначала посветлел пальчик черной Янина руки, затем остальные пальцы, ладонь. И вскоре вся ручка порозовела... Потом Яну отправили домой. Сказали, что в таком критическом состоянии проводить любые операции на сердце нельзя, ребенок должен хоть немного окрепнуть.

Назначили второй раз приехать в Америку через полгода. Но состояние Яны ухудшилось. Когда девочку привезли на очередной осмотр во Львов, было принято решение немедленно отправлять ее в США. Там снова пришили заплатку, которая отлетела, и поставили в сердце специальную трубочку. И на следующий день Яна сама встала и пошла, а на устах появилась улыбка!

Жизнь девушки с тех пор пошло в совершенно другом русле. Яна закончила школу, техникум пищевых технологий и пошла на работу в бар. Там и встретила свою судьбу - любимого Антона. Через три года он сделал девушке предложение руки и сердца, и они поженились.

А вскоре Яна забеременела, и снова прибавилось переживаний. Ведь все врачи предостерегали: нельзя. Но девушка хорошо закалила свой характер, и на каждое уговоры «подумать», отвечала твердо: «Я все решила, мамой стану любой ценой, даже если придется за это отдать свою жизнь».

Когда подошло время родов, брать на себя ответственность за особую беременную никто не спешил, Яну направили в Киев, в Институт кардиологии имени Амосова. А там от медперсонала услышала: «Где оперировались, туда езжайте и рожайте». Это не лечащий врач сказал - болезненную фразу бросил кто-то из младшего персонала. Но как она резанула по и так шрамованному сердцу! «Если бы не Америка, меня бы сейчас здесь не было. Меня бы вообще не было», - ответила девушка и уехала. Позже ее отправили в клинику педиатрии, акушерства и гинекологии, и там назначили плановое кесарево сечение.

Как всегда, рядом была главная опора в жизни Яны - мама. Поехала с ребенком на роды. Когда из операционной начали выходить врачи и бегать из кабинета в кабинет, суетиться, у Евгении Федоровны похолодело в груди. Подумала, случилась беда, ведь предупреждали, что Яне нельзя рожать... Но позже оказалось: когда роженицы дали наркоз и уже имели начинать операцию, дитя внутри внезапно резко вернулось и легло поперек! Его трудно было достать.

- Я все слышала и видела, потому что наркоз мне вводили в спину, и не поверите - смеялась. Рождение ребенка - это был такой счастливый момент в жизни! А то, что немножко «задержались» из-за моего мальчика, то не страшно. Маму только жаль, она там от тревог седела, - вспоминает Яна.

И признается: первое, что попросила, - показать ребенка кардиологу, чтобы убедиться, что у мальчика патологий нет. Врач подтвердил: малыш здоров.

Сегодня Диме уже два с половиной годика. И мама только недавно отняла его от груди! Хотя и сегодня часто сердце колет, бывает одышка, Яна ведет активную полноценную жизнь. Всем, что имеет, она обязана родителям, которые прежде не опустили рук и отвоевали ее у смерти.

Отправить комментарий