СЕМЕЙНАЯ ЛОВУШКА

Алкоголик и семья

Алкоголизм — заболевание семейное. Предположим, что каждый алкоголик существенно влияет на жизнь и психику четырех человек. Несложные расчеты показывают, что в таком случае только в США восемьдесят миллионов взрослых и детей тратят все силы, пытаясь бороться с непредсказуемым, разрушительным поведением алкоголика.

На первый взгляд, алкогольные семьи различаются. Кто-то живет со «смирным» пьяницей, который пропивает свою жизнь столь тихо и незаметно, что семья вроде бы ни от чего и не страдает, разве только от его периодического отсутствия. Кто-то живет с выпивохой оптимистичным, чья жизнерадостная натура мешает членам семьи воспринимать его зависимость серьезно. Есть и семьи настоящих мучеников: им приходится жить с алкоголиком-садистом, который терроризирует домочадцев психологически и физически. В США алкоголизм — главная причина домашнего насилия. Для этих семей жизнь становится таким кошмаром (часто — непрекращающимся), который члены здоровых семей и представить себе не смогут.

Но какими бы разными ни были сами алкоголики, члены их семей, как правило, реагируют на жизнь с пьющим человеком одинаково — напряжением, стыдом, гневом. Подобно поведению алкоголика, эта реакция приобретает обсессивно-компульсивный характер15. Близкие алкоголика чувствуют себя попавшимися в ловушку, выбраться из которой они не в состоянии.

ЗАГАДКА СЕМЕЙНОГО ОТРИЦАНИЯ

Одно из самых загадочных свойств алкоголизма — неспособность близких пьющего увидеть, что он действительно болен. Чтобы без сомнений признать: «Да, у нас в семье есть алкоголик», им обычно требуется семь лет с момента появления явных симптомов болезни. А за помощью они, скорее всего, обратятся только через два года после этого признания. Самое удивительное, что некоторые члены семьи и друзья алкоголика продолжают отрицать его зависимость даже много лет спустя после его смерти. И это при том, что умер он в результате либо болезни, либо несчастного случая, причиной которых стал алкоголизм.

УПОРНОЕ ОТРИЦАНИЕ

«Недавно умерла моя хорошая знакомая. Ей было всего сорок три года, и убил ее алкоголь. Вскрытие показало, что ее организм разрушен многолетним пьянством. Но всего за полгода до смерти этой женщины ее отец страстно убеждал меня, что никакая она не алкоголичка. Он назвал дюжину женщин, которые пили больше и вели себя куда как хуже. Да и саму умершую друзья и родные уверяли, что она — не алкоголик. Большинство из них и по сей день считают, что она скончалась от инфаркта — эта причина была названа и в некрологе, опубликованном в газетах».
Джон Бойт Морзе, выздоравливающий алкоголик, член АА

Упорное отрицание проблемы кажется бессмысленным, но на самом деле оно закономерно. Начинающий алкоголик практически не отличается от сильно или даже умеренно пьющего человека. А когда появляются первые симптомы — человек пьет все больше, часто напивается допьяна, становятся заметны личностные изменения, — то его близких ослепляет прежнее отношение к нему и страх общественного осуждения. Любому из нас проще думать, что человек, которого мы знаем и любим, пьет нормально, «как все», чем допустить мысль, что у него алкоголизм — пристрастие, неприемлемое обществом.

К тому времени, когда наличие алкоголизма уже не вызывает никаких сомнений, родственники и друзья (если они остались) пьющего обычно вообще теряют способность объективно оценивать его состояние. Существует несколько причин такого искаженного восприятия реальности:

ИЗОЛЯЦИЯ

Семьи, члены которых говорят между собой, что среди них есть алкоголик, встречаются редко. Обычно каждого родственника окружает стеной молчания стыд, и постепенно все связи прерываются. Остается лишь самое необходимое поверхностное взаимодействие. А нередко алкоголик искусно натравливает близких друг на друга, и тогда дела обстоят еще хуже.

Одна моя пациентка столь успешно перессорила своих взрослых детей, что они совсем перестали разговаривать друг с другом. Все ее манипуляции преследовали одну-единственную цель: пресечь любые попытки совместно противостоять ее зависимости.
Члены семьи алкоголика часто углубляют изолированность от мира, прекращая общаться с друзьями и отказываясь от своих интересов. Дети из такой семьи, несколько раз пережив из-за пьяного родственника позор, перестают приглашать к себе друзей и подружек и вообще боятся завязывать отношения с людьми, не входящими в их семью. Если они с кем-то и дружат, то в основном с детьми алкоголиков.

Мир человека, живущего в алкогольной семье, постепенно сужается, пока в нем не останется только сам алкоголик и его непосредственное окружение. Алкоголику в таком мирке чрезвычайно комфортно пить, а психологическая несвобода членов семьи достигает максимума, потому что теперь их внутреннее состояние практически полностью зависит от его поведения.

НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ В ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЕ

Рано или поздно члены семьи алкоголика попадают в те же психологические сети, в которых бьется и он сам. В их душах поселяется чувство вины за его пьянство и за то, что они обижаются и ненавидят человека, которого им вроде бы положено любить.

Они стыдятся позорных выходок алкоголика и злятся на себя за то, что ничего не могут поделать. Страх перед его непредсказуемым поведением переплетается со смутной тревогой о будущем, а все углубляющаяся изоляция ведет к мучительному одиночеству и депрессии.
Как правило, своими переживаниями члены алкогольной семьи ни с кем не делятся. Они, наоборот, скрывают и подавляют свои чувства, что лишь затрудняет решение проблем, создаваемых алкоголиком, и в итоге в глубине их души образуется гнойник, сочащийся ненавистью и отчаянием.

В ЦЕНТРЕ СЕМЬИ - АЛКОГОЛИК

В здоровой семье центральное место не занимает никто из ее членов, по крайней мере, постоянно. Внимание распределяется между всеми, в зависимости от потребностей и способностей каждого. Папа, мама, дети — все друг другу дают и все получают.

А в подавляющем большинстве семей, пораженных алкоголизмом, в центр всеобщего внимания попадает алкоголик. Он — «человек Икс», чего от него ждать — неизвестно. Конечно, все невольно сосредотачиваются на нем.

В каком настроении он пребывает сегодня? Если он трезвый, то что нам сделать, чтобы ему было хорошо? А если пьяный, то как его утихомирить? Или его придется спасать? Или, может, лучше вообще не попадаться ему на глаза?

Домочадцы алкоголика всегда настороже. Они все время пытаются предсказать непредсказуемое, надеясь, что сумеют сделать так, чтобы плохая ситуация не стала еще хуже.

Поскольку семья варится в собственном соку, все силы ее членов направлены на алкоголика, а их чувства и разум далеки от нормального состояния, они легко воспринимают его искаженное видение реальности. Беда не в том, что он слишком много пьет, а в том, что жена — ведьма, от детей с ума можно сойти, родители достали, а на работе все дураки и халтурщики. Рационализации и проекции алкоголика вживляются в психику его близких, становятся их собственными суждениями. И вот они уже, подобно алкоголику, отрицают его проблему. Отрицают, даже если им приходится платить за его пьянство непомерно высокую цену.

ГЛАВНЫЙ ПОСОБНИК

Каждый член алкогольной семьи изменяет поведение, чтобы приспособиться к жизни с зависимым человеком. Каждый так или иначе спасает его от последствий его же пьянства. Но обычно есть такой, кто занимает особое положение. Он — главный спасатель, потакатель, пособник алкоголика. Чаще всего на этом месте оказывается жена или муж, но иногда — сын или дочь, отец или мать, друг или сослуживец и даже консультант или врач.
В первые годы развития зависимости спасателем обычно руководят любовь и забота.

Например, жена, чувствуя, что муж, начав пить, действительно не в силах остановиться, старается избавить его от соблазна, ликвидировав запасы спиртного. Она обыскивает дом в поисках спрятанных бутылок, выливает в унитаз алкоголь на сотни долларов, разбавляет водой крепкие напитки и пытается приохотить мужа к другим, менее вредным занятиям. Она сердится на его пьющих друзей, ибо они его «искушают», и не принимает приглашения на вечеринки и торжества, где будет спиртное.

Несмотря на ее героические усилия, алкоголик продолжает пить. Стремясь хоть как-то выжить, хоть немного облегчить свое непосильное бремя, жена додумывается до того, что причина мужниного пьянства заключается в его перегруженности делами и заботами. И она постепенно берет на себя все его обязанности, а алкоголик охотно от них отказывается. Она платит по счетам, чинит неисправные краны, воспитывает детей. А еще она лжет начальству мужа, когда он не в состоянии выйти на работу, забирает его под залог из полиции, выгораживает, когда он в пьяном виде устраивает ДТП, и возит на работу, когда его лишают прав. Часто она работает сверхурочно или устраивается на вторую работу, потому что алкоголик пропивает много денег.

Благие намерения главной пособницы создают алкоголику прекрасные условия для продолжения пьянства. Он сыт, одет, ухожен. У него даже личный водитель имеется! Он, взрослый человек, ни за что не отвечает — и все имеет.

Защищая алкоголика от последствий его пьянства, спасательница все отчетливее ощущает, что у нее ничего не выходит. Она не в состоянии контролировать ни питие мужа, ни свои непредсказуемые чувства. Она тревожится, раздражается, приходит в ярость, впадает то в тоску, то в уныние... Ей хочется быть доброй, любящей — а она ругается и орет на мужа. Это поведение, ненавистное ей самой, усугубляет ее вину и стыд и еще сильнее снижает самооценку. Недавно одна такая жена скорбно поведала мне:

— Я чувствую: будь я хорошей женой, муж не пил бы так много.

Алкоголик — великий манипулятор. Он обладает сверхъестественной способностью играть на человеческих слабостях. Он повергает жену в смятение чувств, заморачивает ей голову, пользуется ее зависимостью от его болезни, а может быть, даже метко и убийственно ее критикует — и благодаря этому получает власть над ней. А когда жена доходит до предела, он вдруг перестает пить и превращается в того прекрасного мужчину, за которого она когда-то вышла замуж. Из-за этих периодов трезвости она не оставляет надежды, что однажды ей удастся разрешить проблему алкоголизма мужа, и продолжает с ним жить. Точно такая же картина наблюдается и в том случае, когда пьет жена, а в роли спасателя выступает муж.

Но разно или поздно надежда умирает. Ни слезы, ни просьбы, ни скандалы, ни мольбы, ни даже молитвы не помогли. Веры обещаниям алкоголика тоже больше нет. Если главный спасатель или другой член семьи не обратится за помощью, то им ничего не останется, кроме как расстаться с алкоголиком — или приспособиться к опасной жизни с ним.

СОСТРАДАНИЕ - ИЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАВИСИМОСТЬ?

Я знаю множество христианок, которых держат в психологическом рабстве мужья-алкоголики. Сплошь и рядом эта несвобода поощряется духовными лидерами, которые учат женщин быть смиренными и покорными, подчиняться мужу и «поражать его своей добротой». К несчастью и для алкоголика, и для его жены, доброта тут действительно поражает безотказно, причем насмерть. В отсутствии подлинной, зрелой любви алкоголизм прогрессирует, и одновременно все более тяжкими и болезненными становятся душевные кандалы «образцовой» христианской жены, а образ ее жизни делается все более разрушительным.

«Сострадание — это способность разделить с человеком его страдания, но отнюдь не страдание из-за его неспособности страдать», — пишет Риверенд Джозеф Келлерман, специалист по химической зависимости. Муки жены или мужа алкоголика редко бывают состраданием. А искупительными они бывают еще реже. Они пропитаны ядом обиды и жалости к себе. Подлинной любви здесь нет: ее заменяет или комплекс мученика (комплекс жертвы), или тайное наслаждение властью над алкоголиком, который зависит от непьющего партнера, как малое дитя от матери. Такая пара, по сути, исполняет танец смерти, расцвеченный садистскими и мазохистскими па. И пока они танцуют, целостность каждого разрушается все сильнее и необратимее.

УХОД

Некоторые жены, мужья, родители и дети алкоголиков решают уйти. Они думают, что источник всех их неблагополучий — именно алкоголик и что, порвав с ним, они смогут начать новую счастливую жизнь.

Но они, к сожалению, ошибаются. Уход не исцелит душевные раны, полученные во время жизни с алкоголиком. Взрослые дети алкоголиков, как правило, либо становятся алкоголиками сами, либо с удивительным постоянством женятся и выходят замуж за алкоголиков. Жена, ушедшая от беспробудно пьющего мужа, уверенно заявляет: «Больше никогда!» — и выходит замуж за алкоголика во второй, третий раз... Дело в том, что семя болезни давным-давно проросло в их собственных душах: там расцветают обиды, боль, горечь, вина, гнев и ощущение собственной несостоятельности. В некоторых случаях непьющий партнер, который расстался с алкоголиком много лет назад, все еще мечтает о реванше и отмщении.

А сколько измученных жен, мужей и детей решают расстаться с алкоголиком, покончив с собой! Частота этих самоубийств поражает и удручает. И каждый такой акт предельного отчаяния ярко свидетельствует о глубине безнадежности, которую порождает жизнь с алкоголиком.

Отправить комментарий