Судьба детей из семей алкоголиков

Судьба детей из семей алкоголиков

Отец Беллы был человеком разносторонне талантливым, да еще и наделенным фотографической памятью. Каждый день он прочитывал по две-три книги — и каждый день выпивал бутылку виски.

На работе он вел себя тихо и сдержанно, а дома становился страшным тираном. Он бил жену и оскорблял детей. У него была странная, отталкивающая привычка: когда Белла делала уроки, он садился рядом и неотрывно за ней наблюдал. Время от времени он клал руку ей на голову и долго не убирал. Белла рассказывала потом:

— Он был, словно черная дыра. Порой, когда он так на меня смотрел, я убегала наверх, и меня рвало.

Ночи были неспокойными. Папаша не раз засыпал в гостиной с дымящейся сигаретой. Она падала, ковер загорался. Однажды ночью отец забрел в комнату дочери совершенно голый и повалился на нее. Он почти сразу отключился, а Белла не могла заснуть и лежала до утра, боясь пошевелиться.

Она никогда не пыталась обсудить с мамой странное поведение отца, но делала все, чтобы ей помочь — готовила, стирала, убирала, выполняла любую хозяйственную работу. Училась Белла очень старательно, была образцовой ученицей.

Девочка еще не окончила среднюю школу, когда пьянство отца стало заметно тяжелее. Он по-прежнему каждый день ходил на работу, но его поведение дома становилось все более невыносимым. В «предсмертных» записках, которые отец разбрасывал по всему дому, появились угрозы: «Кто-то у меня дождется...» У них дома было ружье. Мать разобрала его на три части и попросила каждого из детей спрятать часть у себя под матрацем.

Однажды вечером, когда Белле было четырнадцать, отец упал и ударился головой о кофейный столик. Придя в себя, он поднялся, но выглядел еще более ненормальным и агрессивным, чем обычно. Он неотступно следовал за дочерью, пока та убирала посуду после ужина, в упор смотрел на нее налитыми кровью слезящимися глазами. Белле стало так страшно, что она убежала наверх, в свою комнату, забыв запереть (как обычно делала) входную дверь дома. Отец, блуждавший по дому, обнаружил, что дверь не заперта, вышел на улицу и угодил под автомобиль. Умер он мгновенно.

После смерти отца не прошло и года, как Белла преобразилась: она прекрасно училась и пользовалась успехом среди сверстников. Подруг и друзей у нее было множество, но она никому не рассказывала ни об отце, ни о том, что чувствует себя виноватой в его гибели.

— Подростку очень трудно, почти невозможно найти человека, с которым можно было бы разделить свою боль, который понял бы, что значит — расти в семье алкоголика, - сказала мне Белла. — Девочек из нормальных семей заботят только парни и шмотки. Обсуждать с подругами свои печали я даже и не пыталась.

Учась в институте, Белла без колебаний отдавала время и силы, чтобы помочь друзьям. Она ни в чем никому не отказывала. Отпечатать чью-то курсовую? Пожалуйста. Испечь печенье для вечеринки? Конечно! Студенты были покорены ее искренним сочувствием и бескорыстной поддержкой, они говорили:

— Когда нужно, Белла всегда придет на помощь.

После двадцати у Беллы стало портиться зрение, и ей пришлось ходить в очках с толстыми стеклами. Несколько раз, возвращаясь из института, она чуть не потеряла сознание. После ужина ее часто тошнило. Временами на нее накатывала неясная тревога. Она стала все больше времени проводить в одиночестве — сидела в своей комнате, обхватив колени, покачивалась взад-вперед и безучастно смотрела в окно. Однокурсники забеспокоились: — Что с ней случилось? Если у кого-то и могут быть проблемы с психикой, то только не у Беллы!

Однако проблемы у нее все-таки были. Два года Белла ходила по врачам в поисках помощи, пока наконец не попала на прием к психотерапевту, который знал, с чем приходится сталкиваться детям алкоголиков. С его помощью Белла сумела заглянуть в прошлое и начала выздоравливать.

— То время, когда я чуть не сошла с ума, с одной стороны, стало самым болезненным в моей жизни, — поделилась со мной Белла. — А с другой это был дар Божий. Защиты, выработавшиеся у меня в детстве, — обостренное чувство ответственности, непреодолимое желание помогать людям — были очень сильными. Они много лет позволяли мне выживать рядом с отцом-алкоголиком.

Всеобщее одобрение такого поведения в школьные и студенческие годы только укрепило его. Я стала считать свои душевные раны проявлением высокой духовности, а гиперответственность и навязчивое желание помогать — признаками зрелости. На самом же деле психологическая травма, полученная в детстве, отразилась на всех моих отношениях с людьми и миром. Мои непробиваемые защиты сломил только самый болезненный опыт. И я увидела, что в действительности они представляют собой препятствия на пути к настоящей любви и истинной духовности.

Сегодня Белла по-прежнему очень отзывчива и бескорыстна. Особенно чутко она относится к людям из неблагополучных семей, много им помогает. Но теперь она не пытается сделать всех лучше, не стремится держать под контролем каждую мелочь. Она дает людям возможность самим почувствовать ответственность за несчастья, в которых они очутились. Белла больше не старается угодить любой ценой и не берет на себя вину за неадекватное поведение окружающих.

АЛКОГОЛИЗМ И СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ НАД ДЕТЬМИ

Вероятно, из-за того, что этиловый спирт лишает человека рассудка и самоконтроля, алкоголизм прямо связан с сексуальным насилием над детьми. Душевные раны ребенка, который пережил сексуальное насилие, крайне тяжелы. А дети из алкогольных семей получают наиболее глубокие психологические травмы, потому что на их долю выпадает не только насилие, но и прочие проявления алкоголизма.

Отправить комментарий