ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЖЕНЫ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЖЕНЫ

Белинда была неплохой женой. Когда Бен, ее муж, попал из-за своего пьянства в тюрьму, она взяла его на поруки. Когда Бен не стоял на ногах, она укладывала его в постель, убирала за ним и лгала его коллегам, если он не приходил на работу в понедельник. Хотя Белинде самой было до боли стыдно, когда Бен заявлялся пьяным на бейсбольные матчи сыновей, она никогда не позволяла им жаловаться на отца.

Пьяные кутежи Бена участились, и Белинда решила посоветоваться с подругой. Та сказала:

— Подумай, не виновата ли в том, что он пьет, именно ты. Мне кажется, если ты постараешься стать по-настоящему хорошей женой, он перестанет.

И Белинда начала стараться. Она готовила Бену его любимую еду, одевалась так, как ему нравилась. Она сняла с него все заботы о доме и семейном бюджете.

Временами Бен не пил месяцами, но только-только Белинда начинала верить, что пьянство мужа — в прошлом, как он приходил домой на бровях. Белинда неоднократно решала взять детей и уйти, но Бен всегда словно чуял и переставал пить незадолго до того, как она приступала к сборам. Трезвый, он был необычайно добр и заботлив. Несмотря на то, что головой Белинда все понимала, в душе ее невольно опять рождалась надежда: а вдруг в этот раз Бен действительно бросил пить?

А когда Бен пил, семье приходилось туго: отмененные отпуска, неоплаченные счета, порой и на питание денег не хватало. Время от времени случались позорные публичные сцены, но гораздо хуже был постоянный страх, что Бен или сам изувечится, или изувечит кого-то еще.
У Белинды начались мигрени, стало подскакивать давление. Иногда ее настигала такая сильная депрессия, что она не могла встать с постели. У нее не хватало душевных сил на детей, и она чувствовала, как в ней нарастают напряжение и гнев.

— В итоге ничего не менялось: Бен пил, а я кричала, — вспоминает она. — Голос у меня становился пронзительным, и я всегда обвиняла кого-то или что-то. Черные круги у меня под глазами? Это Бен виноват, это он превратил меня в ужасную, полную ненависти мегеру! Но в глубине души я была уверена: будь я ему действительно хорошей женой, он бы не пил.

Глубокое чувство вины и собственной несостоятельности отняли у Белинды всякую надежду, довели ее до полного отчаяния. Но тут она начала посещать группу Ал-Анона и поняла, что не одинока. Оказалось, что миллионы мужчин и женщин, которые состоят в браке с алкоголиками, чувствуют и ведут себя точно так же, как она:

— Поняв, что я не виновата в пьянстве Бена, что не могу контролировать выпивки мужа или вылечить его, я испытала невероятное облегчение. Но собственные недостатки я смогла увидеть только через несколько месяцев. Раньше я была не готова, потому что настолько привыкла во всем обвинять Бена, что мое развитие зашло в тупик.

Белинда хорошо помнит ту ночь, когда она окончательно решила отпустить Бена:

— Мужа долго не было. Я стояла у окна и молилась. Обычно я перечисляла Богу, что Он должен сделать. Но в тот раз сказала Ему, что готова принять все, что бы ни случилось. И вдруг непосильная тяжесть, которая давила на меня годами, исчезла. И я пошла на кухню — приготовить детям что-нибудь вкусное.

В середине ночи позвонил пьяный Бен. Его арестовали, нужно было, чтобы Белинда внесла залог. Она сказала Бену, как сильно его любит:

— Впервые за все годы я осознала, что действительно люблю мужа. Но ответила ему, что вызволять его не пойду: сам заварил кашу – сам ее и расхлебывай.

Это был переломный момент в жизни Белинды. Она начала проводить больше времени с детьми, и они уже не говорили лишь о том, пьяным или трезвым придет папа. Теперь Белинда с детьми разговаривали о своих отношениях, обсуждали мечты и надежды на будущее.
А когда Бен приходил домой пьяным, Белинда ни в чем его не обвиняла — просто здоровалась и оставляла одного разбираться с последствиями неумеренных возлияний. Если Бену становилось плохо, он убирал за собой сам. Если он падал и засыпал на полу, то утром там себя и обнаруживал. Если попадал в ДТП, сам вызывал эвакуатор, сам все оплачивал и сам придумывал объяснение для детей и соседей.

Однажды ночью Бен, придя домой пьяным, плакал и умолял Белинду стать той женой, какой она была раньше. И впервые за четырнадцать лет Белинду не тронули его мольбы и слезы. Она сказала мужу:

— Ты знаешь, где найти помощь. Может быть, теперь, когда тебе так плохо и ты устал от алкоголизма, ты за ней обратишься.

Бен экспериментировал еще год, оставаясь «усталым и больным». Наконец, цена, которую он вынужден был платить за свое пьянство, достигла такого уровня, что пить Бену стало больнее, чем не пить. Он прошел курс реабилитации и начал жить без алкоголя.

Для Белинды трезвость Бена стала только одним из этапов медленного, но неуклонного выздоровления семьи. За двадцать лет жизни с алкоголиком семья подстроилась под его болезнь и изолировалась от внешнего мира.

Личностный рост членов семьи прекратился, так как они ошибочно считали, что все их проблемы — это последствия алкоголизма главы семейства. Теперь они, каждый из них и все вместе, были готовы к исцелению своих психологических травм — к процессу изменений, хоть иногда и болезненному, но в целом благотворному.

Отправить комментарий