ТОЛЬКО НЕ В МОЕЙ ОБЩИНЕ!

ТОЛЬКО НЕ В МОЕЙ ОБЩИНЕ!

Джоан активно участвовала в жизни синагоги и была членом правлений нескольких общественных организаций. Когда ее дети достигли бунтарского возраста, а муж стал допоздна задерживаться на работе, Джоан начала пить. В течение первых трех лет она опустошала кварту «Джека Дэниэлса» (примерно 0,9 л 40° виски «Jack Daniel’s») в день. Следующие пять лет она пила с утратой количественного контроля и эпизодами потери памяти, жестоко ругалась с мужем, но никогда не забывала соблюдать день субботний. Поддержка, которую она находила в своей религиозной общине, позволяла ей не сойти с ума и просто выжить от субботы до субботы. И несмотря на то, что в общине обсуждалось множество подробностей из личной жизни ее членов, никто в синагоге не знал, что Джоан — алкоголичка. Друзья верили ее объяснениям о депрессии и поняли, что у нее алкогольная зависимость, только после того, как она прошла курс реабилитации.

Возможно, вы скажете: «В нашей синагоге (храме, мечети и т.п.) такого быть не может!» Но это неправда. «Такое» случается в любой общине верующих, и редко когда ее члены знают о степени алкоголизации своих единоверцев. Люди, в том числе и верующие, обычно не способны отличить пьянство от зависимости. А поскольку с религиозной точки зрения алкоголизм — явление, несомненно, бездуховное и подлежащее осуждению, то многие верующие ошибочно полагают, что члены их общины автоматически защищены от химической зависимости. Это убеждение их буквально ослепляет, и они удивительно долго не замечают явные симптомы алкоголизма, особенно если алкоголик — уважаемый духовный лидер.
Верующий алкоголик обычно разделяет осуждающую позицию единоверцев: хотя он и отрицает свою зависимость, но в глубине души убежден, что Бог постоянно его отвергает. Такой алкоголик боится своего собственного поведения. Когда он напивается и измывается над членами своей семьи и друзьями, он преступает не только через социальные законы, но через свои духовные принципы. Разлад между верой и делами ярче всего выражен у религиозных лидеров, которые порой совершенно утрачивают самоконтроль, в то же время понимая, что должны подавать своей пастве пример высокой нравственности.

Я — христианин. И я не раз наблюдал ситуации, когда прихожан, страдающих алкоголизмом, отвергали как лицемеров. Глубоко изучив психику алкоголиков, должен заявить, что переживаемые ими чувства вины, унижения и стыда вовсе не похожи на самодовольство, которое, обращаясь к фарисеям, осудил Иисус. В то же время духовные муки алкоголика редко являются искупительными. Он может сколь угодно глубоко раскаиваться в своем пьянстве, но поскольку не способен представить свою жизнь без алкоголя, это раскаяние не ведет к благотворным изменениям. Если зависимый человек пытается жить духовной жизнью, в нем лишь усиливается самоосуждение, а отрицание проблемы переходит все мыслимые пределы.

Отправить комментарий